Очки велосипедные защитные ЭСАБ

Женский портал

поиск по порталу
В избранное
на главную написать карта сайта
 на главную|Книгосериал

Тридцать девять с половиной недель или История одной беременности

Елена Санди

Вечный вопрос: Что такое роды?

Важнейший момент в жизни женщин? Томительно-мучительные часы ожидания  малыша? Полная подвластность врачам? Боль? Ужас? Счастье? Уверена, что у каждой женщины есть свой вариант ответа на этот вопрос и своя "родильная история", которую так приятно порой вспомнить.

Больше не буду!
Моя первая беременность пришлась на тот исторический период, когда у нас в СССР секса не было, а памятки беременным труженицам выдавали под расписку. Настольной книгой стал "Справочник по акушерству и гинекологии", который я читала с завидным постоянством, как прабабушка моя - "Отче наш". К числу самых больших потерь относились шесть  разрушенных зубов и место в аспирантуре.
Поездки в Москву за дефицитными малышковыми аксессуарами врезались в память так четко, что и сейчас, 18 лет спустя, я могла бы вспомнить маршруты тех экскурсий. Конспекты книг Спока "Разговор с матерью" и "Ребенок и уход за ним" были сделаны мной с той тщательностью, коей не удостоились классики марксизма-ленинизма.


Конечно, я вбирала в себя всю информацию о родах: о грубых акушерках, о тупых санитарках, о том, как зашивают разрывы по живому, без обезболивания.
К счастью, никаких леденящих душу историй со мной не произошло. Точно в срок я родила крепенького здорового малыша. Те восемнадцать часов боли перешли из разряда осязаемых в разряд воспоминаний. Но сама не знаю почему, желание родить еще одного ребенка у меня пропало.
Аист, посланный нам с мужем десять лет спустя, сделал вынужденную посадку в аэропорту с жутковатым названием "Абортарий".
Прошло еще восемь лет. Моей школьной подруге на вечере-встрече одноклассников торжественно присвоили звание "Первая бабушка выпуска".
Если я скажу, что лавры Хакамады не давали мне покоя или я решила опровергнуть поговорку "бабий век-сорок лет", то я погрешу против истины.
Просто в один майский день заморская штучка именуемая "тестом для определения беременности на ранних сроках" просемафорила мне двумя синенькими полосочками о том, что у начинается новая эра в моей, хотя и беспокойной, но устоявшейся жизни.

Ожидание
Я взяла чистый лист бумаги и написала на нем 11 глаголов-исключений, решив, что буду:
ГНАТЬ от себя плохое настроение и скуку

ВИДЕТЬ все в истинном свете

ЗАВИСЕТЬ только от собственных желаний

ДЫШАТЬ по всем правилам дыхательной гимнастики и по возможности чистым воздухом

ВЕРТЕТЬ судьбой и моими домочадцами в нужном мне направлении

СЛЫШАТЬ только слова признательности и любви

НЕНАВИДЕТЬ все то, что мешает мне стать идеальной женщиной

ТЕРПЕТЬ все невзгоды, если они вдруг посыплются на меня

ДЕРЖАТЬ себя в руках в любых обстоятельствах

СМОТРЕТЬ в любые зеркала с удовольствием.

Я оставила в салоне красоты свой конский хвостик и цвет волос, дарованный мне природой. Знакомая швея быстренько сшила несколько платьев летящего силуэта.
Врач в женской консультации, осмотрев меня, устало-утвердительно спросила: "Будем убирать?" И не дождавшись ответа, стала выписывать направление на аборт. "Буду рожать!"- голосом студентки из рекламного ролика произнесла я.
- А где вы, милая, раньше то были?
- В Караганде, вот где! - буркнула я в ответ.
Медсестра в процедурном кабинете отнеслась ко мне более душевно:
- Не переживайте, женщина, я точно вижу, что рака у вас нет!- успокоила она меня, прикрепляя в карту бумажку с биохимическим анализом крови.

Что было  дальше? В областном институте материнства и младенчества города Екатеринбурга мне сделали УЗИ и кардиограмму плода. Как мне не хотелось бы увидеть на экране эмбриончик, похожий на любимого пупса моего детства, не увидела. Но остающиеся в глубине души тревоги, растаяли, как мороженное в жаркий день.
А тут еще подошло время моего длинного преподавательского отпуска и я вместе с мужем уехала на Волгу, в небольшой провинциальный городок, подальше от нашей зловредной экологии и любопытных глаз. Я исправно пила козье молоко, объедалась свежей земляникой и речной рыбой, смотрела по видику фильмы молодости нашей, читала, вязала крохотные пинетки.
Моя девочка вовсе не думала токсикозиться, и покушаться на зубы - ахиллесову пяту многих беременных.
Вернувшись, домой, обнаружила в почтовом ящике кипу приглашений в женскую консультацию и, скрепя сердце, отправилась туда. Зав. женской консультацией отчитала меня, как провинившуюся школьницу, за неявку на приемы, пропуск контрольных анализов и, бросив на прощание, что поздние дети, как правило, рождаются Даунами, передала по эстафете участковому врачу. Но на мое счастье, участковый врач оказался на редкость тактичным, умным, не лишенным чувства юмора мужчиной, так что на дальнейшие обязательные осмотры я ходила без дрожи в коленях.

Письма на волю…
До сих пор не могу понять, зачем нужно укладывать практически здоровых женщин на так называемых "дневной стационар" в родильное отделение.

Ранним утром, усилием воли вытягиваю себя из теплой постели. Ровно в восемь я должна быть в отделении. Открывается, обитая черным дерматином дверь, в нос шибает специфический запах хлорки. Дежурная акушерка устраивает перекличку.
Контроль веса, давления, две поливитаминки и бесплатный обед - больше ничего!
Чтобы не умереть от скуки и не подхватить "телефонную лихорадку", я стала писать письма на волю.

Милый мой!
Чувствую себя сиамским близнецом, от которого отрезали половинку. Подъедаю бананы, а обезьянничать не с кем. Девушки в палате играют со мной в молчанку. Оно и понятно, ведь по возрасту я гожусь им в мамы. Сегодня была объявлена учебная тревога под кодовым названием "Пожар в роддоме".   Представляешь, нас подняли в сончас, выдали солдатские серые одеяла и гуськом повели через запасной выход на улицу! Цирк! Слава богу, никто из знакомых на пути не попался.

Привет!
Ты не знаешь, какой умник придумал расположить морг напротив роддома? Замкнутый такой    цикл получается. Momento more. Лично я предпочитаю думать о чем - нибудь более приятном. Вспоминаю всякие больничные смешинки и сама себе улыбаюсь.
Заходит медсестра в палату и спрашивает одну татарочку: "Нечипоренко где?" (Это такой анализ мочи). Девчонка молчит. Медсестра снова: "Нечипоренко где?", а она в ответ: "Не знаю, Ушмурзаева я!"

Радость моя!
 Как бесконечно долго тянется день. Одной девочке из нашей палаты высветили двойню и велели срочно достать бандаж. Муж ей принес нечто среднее между патронажем и поясом для похудения. Мы вертели эту конструкцию как героини басни "Мартышка и очки", но так и не смогли понять, как одевать, что застегивать?
А сегодня нас ждет еще "двойной осмотр". Это когда два врача в четыре руки и четыре глаза тебя осматривают. Ему подвергаются все роженицы в сроке 38 недель. Родильный перст сегодня пал на студентку с хвостом по сопромату. Вердикт: "Пора! Завтра проокситоцинят». И… у бедняжки горят щеки и налицо все признаки надвигающейся истерики.
Утром проснулась от телефонного треньканья. Зиночка-студентка звонит маме: "У меня лужа в палате!" Убедила ее не тревожить маму, а вызвать дежурную акушерку. Получилось совсем по-пушкински: "Заточенья не снесла и к обедне родила!"

Ненаглядный мой!
Я боюсь! Боюсь! Боюсь! Скорее бы закончился этот бесконечный день - между прочим, последний день нашей с тобой беременности.
Я буду тебе звонить по мере повышения тревожности и тоскливости. Девочка наша свернулась себе в клубочек и спит- посапывает. Жалко, наверное, такой уютный домик покидать.
Сейчас помечтаю еще немного о том, что будет завтра, как это будет, и постараюсь уснуть. Укол реланиума мне уже сделали.


Вместо послесловия….
Зря я в последние недели перед родами перечитывала "Анну Каренину " Толстого и "Рождение человека" Горького. Все на самом деле произошло просто замечательно. Внимательная акушерка, заботливый врач, терпимая боль. И девочка моя не заставила себя долго ждать. После 4 часов схваток под дружное "Давай! Давай! Давай!", она появилась на свет, чумазая, как чертик и оказалась вопреки всем авторитетным прогнозам маленьким мальчиком. На мой вопрос: "А мальчик - то откуда?", акушерка выразительно покрутила пальцем у виска.
Так и не угадала я, что ты напишешь мне в записке. Там был твой миленький каламбурчик: "Оперативно у вас принимают роды". Я попросила медсестру дать мне бумагу и карандаш и написала ответ латинскими буквами: "Po blatu"

Прошел год. Мы выросли из голубовато-розовых одежек. Всей семьей ежедневно проходим практику по возрастной психологии. Не за горами кризис трехлеток. Я обзавелась кучей знакомых молодых мам, поняла, наконец, почему героиню Толстого в эпилоге интересует только одно - цвет пятна на детской пеленке  и на собственном опыте убедилась в том, что роды - это благодать, дарованная нам свыше!
Что к этому добавить еще? Признаюсь честно, мечтаю найти время для занятий фитнессом, чтобы поскорее влезть в свое маленькое черное платье. 

                                                                                         

Обсудить на форуме >>

Виды мошенничества в магазинах
Как известно у некоторых людей обман в крови. У людей занимающихся торговлей процент обмана в крови выше, чем у...

Роль растений в интерьере
Основная масса комнатных растений покупается случайно или дарится знакомыми, и уже принеся горшок с цветком домой, Вы...

Женская солидарность
Приспичило мне купить МП3-плеер. Долго думала, взвешивала «нужен» - «не нужен», выбирала по Интернету, вчитывалась в...

Все статьи этого раздела >>

Мэрилин Монро - Истории Великих Женщин
Ей пророчили драматический талант, но снимали в амплуа, далеком от серьезного искусства. Она всегда открывалась людям с...

Марлен Дитрих - Истории Великих Женщин
Femme fatale, дерзкая, загадочная, манящая, холодная, неподражаемая Марлен Дитрих. Я не цитирую высказывания ее...

Любовь Орлова - Истории Великих Женщин
Россия во все времена была богата талантами, но почему-то именно она многие годы была единственной и недосягаемой...

Все статьи этого раздела >>

Подписывайтесь на нас в социальных сетях

ВКонтакте OK.RU

Больше не показывать это окно

×